Зачем отказываться от десятков тысяч шекелей дохода в месяц в сфере Хай-тека?

Перевод с иврита: Мария Кантор

Все больше родителей детей-аутистов в Израиле решают оставить хорошую работу и связать свою жизнь с коррекционной педагогикой. И смена карьеры открывает перед ними новые горизонты.

Многие годы 38-летний Шай Марковиц работал в сфере, в которой прошел профессиональную подготовку и в которой специализировался: логистика и складское дело. Его высоко ценили везде, где бы он ни работал, он продвигался по карьерной лестнице и ему повышали зарплату. Пять лет назад у него родился сын, Бен, у которого диагностировали расстройство аутистического спектра, и Марковиц решил сменить профессию.

«Когда моему сыну поставили диагноз, я решил заняться чем-нибудь, связанным с собаками, потому что я верю, что собака способна помочь такому ребенку, как Бен, лучше справляться с его положением», — рассказывает он. Решение оказалось верным: первой, кого Бен обнял с момента своего рождения, была собака. «Он не обнимал ни меня, ни мою жену, ни своего младшего брата, но в первую очередь привязался к собаке. Сегодня самый лучший друг Бена — наш бордоский дог Амиго», — рассказывает Марковиц.

«Когда Бен возвращается из школы, они обнимаются и идут играть на улицу, как добрые друзья. Со временем я понял, что не всегда смогу быть рядом с Беном, и поэтому мне стоит убедить его заняться, как я, дрессировкой собак и специализироваться на этом. Я не сомневаюсь, что работа дрессировщиком собак поможет Бену справляться с аутизмом. Я уже сейчас вижу результаты: у него лучше способность к концентрации и выше мотивация преодолевать трудности».

41-летняя Орит Сокол работала учительницей английского языка в начальной школе в Рамат а-Шароне и преподавала частно в Кадиме. Когда у ее старшего сына Омера (сегодня ему 13,5 лет) диагностировали в возрасте 2,5 лет расстройство аутистического спектра, она оставила преподавание.

«Когда нам стало ясно, что Омер аутист, мы поняли, что нам как родителям нужно принять решение, — рассказывает Сокол. — Я так много занималась этим вопросом, что решила сменить профессию, чтобы помогать ему». Она пошла на курсы поведенческого анализа и с помощью полученных навыков теперь занимается с детьми с нарушениями коммуникации дошкольного и младшего школьного возраста и консультирует их родителей в амуте (обществе) помощи детям группы риска.

«Что касается Омера, моя новая профессия позволяет мне справляться с его состоянием и не зависеть от специалистов, — говорит она. — Как у специалиста по поведенческому анализу, мне кажется, у меня есть преимущество перед моими коллегами, у которых нет детей-аутистов. Я сравниваю себя с диетологом, который сам похудел, по сравнению с тем, который держит постоянный вес».

«Ваш муж тоже думал сменить профессию из-за произошедшего?»

«Мой муж, Боаз, бухгалтер, и основной доход в семью приносит он, поэтому он не поменял профессию. Вообще матери чаще меняют профессию, чем отцы, если у их ребенка диагностировали аутизм. Возможно, потому что те профессии, которые мы выбираем взамен прежних, больше нравятся женщинам, чем мужчинам».

И 36-летняя Гефен Гинади поступила так же. Раньше она работала в сфере продаж и работы с клиентами, специализируясь на товарах для дома, и делала успешную карьеру, пока Ицику, старшему из ее троих детей, не поставили диагноз аутизм, когда ему было два года.

«Когда мне сказали про диагноз, я испугалась, — говорит Гинади. — Я почувствовала бессилие. Только группа поддержки, в которую я начала ходить, дала мне силы жить дальше. Я поняла, что нужно что-то менять».

Поэтому она ушла из сферы продаж, несмотря на успех и обширные возможности, которые ей открывались, и занялась терапией с помощью животных. Сегодня она учится вести группы поддержки для родителей детей с различными отклонениями.

«Когда я открыла для себя этот мир, я полностью потеряла интерес к работе с клиентами и продажам, — рассказывает она. — Сейчас я живу в другом мире, и я чувствую, что это большая честь — участвовать в поисках способа справиться с состоянием этих детей и быть частью тех маленьких побед, что иногда складываются в одну большую».

А муж Гинади, Ронен, не сменил сферу деятельности. «Он занимается кондиционерами и намерен продолжать работать в этой области, — рассказывает она. — Но он поддерживает мое решение сменить профессию».

Керен Сегаль, директор центра поддержки семей национальной организации помощи детям-аутистам (Элот), говорит, что точных данных о масштабах этого явления среди родителей детей-аутистов нет, но их много. «Обычно работу меняет один из родителей, второй остается на прежнем месте, — говорит она. — Многие семьи переживают эмоциональный стресс, поэтому решение сменить сферу деятельности на область, связанную с диагнозом ребенка, почти естественно».

Смена работы влечет финансовые потери?

«Иногда бывают родители, которые совершают радикальную перемену, уходя с должностей в сфере хай-тек, которые приносят им значительный доход, на должности,, где требуется углубление знаний о детях, где их доход будет составлять хорошо если пятую часть прежнего».

С 2000 года по 2012 год количество аутистов в Израиле выросло на 4900%, бюджет на аутизм вырос лишь на 841%

Как это происходит?

«После того, как они приходят в себя от первого шока, когда диагноз ребенка подтвердился, многие родители начинают думать о профессии, освоив которую смогут помогать своему ребенку и делиться знаниями с родителями других детей. Многие не отказываются от карьеры окончательно во имя ухода за ребенком, но стараются подстроить ее под новое положение дел».

Сегаль в отличие от Сокол не уверена, что матери детей-аутистов чаще меняют профессию, чем отцы. «Мне доводилось видеть отцов, занимавшихся бизнесом и решивших изучать поведенческий анализ, чтобы в дальнейшем работать в этой области, а есть мужчины с техническими специальностями, которые хоть и не отказываются от карьеры, разрабатывают какую-нибудь услугу, приспособление или приложение, связанное с особыми потребностями детей, а затем продают их в частном порядке».

«Есть родители, интересующиеся искусством, они организуют кружки, куда дети с расстройствами аутистического спектра могут приходить рисовать, — рассказывает она. — Родители начинают очень творчески мыслить, когда попадают в такую ситуацию».

По ее словам, иногда это можно назвать чем-то вроде катализатора. «Родители детей-аутистов, которые меняют профессию, иногда делают это не только из-за ситуации, в которую попали, но и из-за усталости, которая накопилась на прежнем месте работы. Эти два условия зачастую связаны», — говорит Сегаль.

Родитель имеет право уволиться и считаться уволенным

У статуса «родитель ребенка-аутиста» есть особенности с точки зрения трудового права. «Родитель ребенка-аутиста имеет право уволиться по собственному желанию, но с точки зрения финансовых прав иметь статус уволенного», — говорит адвокат Галь Городиски, специалист по трудовому праву. По его словам, работник, уволившийся из-за состояния здоровья кого-то из членов семьи, или увольняющийся, чтобы ухаживать за ребенком (в том числе приемным ребенком, пасынком или падчерицей), имеет право на компенсацию по увольнению.

«Еще одна возможность — это перейти на работу с частичной занятостью или работать больше из дома, — говорит Городиски. — И все же, — добавляет он, — работодатель не обязан предоставлять родителю ребенка-аутиста эти льготы. Все эти изменения производятся по доброй воле работодателя».

«Закон запрещает работодателю дискриминировать работника по состоянию здоровья, если существующие ограничения не мешают исполнению обязанностей, однако работодатель не обязан подстраивать должность под ограничения, имеющиеся у работника. Поэтому я советую родителю ребенка-аутиста искать работу, подходящую под имеющиеся у него ограничения».

В Израиле не хватает специалистов по работе с детьми-аутистами

Технический прогресс привел к увеличению количества диагностированных отставаний в развитии у детей в последние годы. Гили Яхав, дипломированный поведенческий аналитик, управляющая (вместе с мужем Ури) «Бейт Лиор», где проводится профессиональная подготовка специалистов по работе с аутистами и обучение родителей, говорит, что спрос на таких специалистов и инструкторов для родителей велик.

По ее словам, нехватка специалистов по работе с аутистами усилилась в связи с тем, что раннее и интенсивное вмешательство и подбор подходящей программы реабилитации увеличивает вероятность того, что ребенок-аутист сократит разрыв в развитии между собой и другими детьми и сможет интегрироваться в общество и сферу образования.

«Я задаюсь вопросом, почему так велика нехватка специалистов в сфере коррекционной педагогики, когда процент безработицы в стране весьма высок», — говорит Яхав. По ее словам, это профессия, которая может изменить судьбу детей и помочь обществу.

Источник: http://www.themarker.com/career/1.2509168

Задать вопрос на форуме

Загрузить еще записи